Книга дважды ковальди анна

Книга дважды ковальди анна

Аннотация к разделу: Словно в сердце вливается кровь, По твоей растекается коже. Капли страсти сквозь ночь и любовь. Даже больше любви, если можно!

Аудиокниги по ранней прозе

Убей бобра - спаси лягушку!:

Навеяно анекдотом про "нифтяк!"

Продолжение ищите на сайте Книгоман

О суровых буднях жены киллера. Нудная и приторная семейная история. Ссоры днем и примирения ночью, добытый мамонт на ужин и домашняя уборка в пещере, въедливая свекровь-магиня и муж-трудоголик. Лучше не читайте.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:


Книга дважды ковальди анна

Завтра мои похороны. Все будут грустить, вспоминать обо мне только хорошее, мама всплакнет, скорбя о дочери, отец надолго замолчит, пытаясь сдержать эмоции горя и печали. А я… мне не останется ничего другого, кроме как неподвижно сидеть с самого угла прощального стола, пряча от родных и друзей взгляд и мучительно сожалея о несбывшемся.

Наш мир обычный. О магии на Земле только в сказках рассказывают. У нас всем заправляют технологии, наука и материалистичность. Так было до первого «прорыва»… Тогда, говорят, земля задрожала, разверзаясь глубокими провалами. Землетрясения! Именно об этом подумали в первую очередь. Но как только из этих бездонных провалов, скрытых клубящейся тьмой, полезли монстры… настоящие чудовища из сказок… самых жутких сказок… Вот тогда все осознали, какая беда к нам пришла.

Бороться, конечно, пытались. И армия, и все самое современное вооружение, а потом уже и просто любое оружие, технологии. Не помогало! Чудовища не гибли, а вот нас уничтожали невероятно успешно. И никакие бункеры, убежища, железные двери в квартирах на последних этажах высоток их не останавливали. Мы погибали… стремительно и неумолимо. Без шанса спастись, без надежды найти выход.

Тогда и пришли они… Странные мужчины со светящимися оранжевым светом глазами.

«Колдуны. » - со страхом стали называть их у нас потом.

Высокие, мощные, полуголые, меднокожие, со странными короткими мечами в обеих руках. И именно они, поразив всех своей видимой беззащитностью, стали нашим спасением. Они преградили дорогу монстрам. Они сражались с ними, тоже гибли, но и побеждали.

Избавление от чудищ было долгим, но оно наступило. И защитники сумели не только уничтожить жутких тварей, они каким-то неведомым способом «запечатали» эти разломы – теперь каждый из них был словно накрыт колпаком пульсирующего оранжевого света. Наш мир вздохнул с облегчением – выжили. Пусть потери стали колоссальными, две трети населения нашего мира погибло, но для остальных остался шанс.

Колдуны не говорили ни с кем из нас, но прежде чем уйти в «небесные ворота» они как-то необъяснимо, мысленно предупредили, что раз в десять лет будут возвращаться… за оплатой. Десять молодых женщин, как в древнейшие времена, надлежит отдавать им в качестве трофеев. Плата не показалась суровой, мы ее приняли. Да и не могли не принять…

Мое «письмо счастья» пришло утром, когда я собиралась в школу, где я работала учителем музыки. Как-то обыденно звякнул сигнал, уведомлявший о появлении электронного сообщения. Я спокойно пошла посмотреть, кто там с утра расписался и… узнала о том, что выбрана трофеем.

В первые секунды я оторопело застыла, вглядываясь в строки на мониторе, осмысливая суть. Я! Меня отдадут колдунам! С их появления прошло около двухсот лет. Сами они уже не приходили, просто в определенный момент открывались «небесные ворота» и ближайших к ним десятерых женщин затягивало внутрь… безвозвратно. Но нам забыть о своих обязательствах не давали все так же сверкающие оранжевыми сполохами купола над темными разломами. Они были на каждом континенте нашей планеты. И именно поэтому существовала случайная электронная выборка, каждые десять лет отбиравшая «счастливиц». Их числа «холостых». А мой жених с полгода как «передумал». И вот…

Я почему-то не ожидала. Десять девушек – это так мало на целую цивилизацию. Но когда одной из них оказываешься ты…

На сборы и завершение всех дел было дано три дня. Я, пребывая в шоке и отчаянно цепляясь за привычную жизнь, письмо удалила и молча ушла на работу. Целый день провела в привычном ритме, в окружении детей, стараясь вести себя, как всегда… Но в душе понимая, что это в последний раз, чувствуя секунда за секундой, как уходит мое время.

Своим я рассказала вечером. Это было горе. Но возможности уклониться не было. И в понедельник с утра я, в числе отобранных, стояла на месте, над которым обычно раскрывались «небесные врата», отправляющие нас в другой мир… волшебный.

- Может, там не так плохо, - кто-то рядом дрожащим голосом вслух прошептал то, о чем думали все мы.

- Хорошо бы… - невольно, с трудом совладав с дрожащими губами, шепнула я в ответ.

И тут же почувствовала, как чья-то ладонь сжала мою, и сама в свою очередь нашла чужую ладошку. Так мы все, обмениваясь отчаянными взглядами, взялись за руки, когда сверху раздалось шипение, и в небе появилась дыра, скрытая оранжевым сиянием. Легкий толчок и я ощутила, что отрываюсь от земли, уплывая вверх.

Нас закружило, завертело, ослепило… Когда исчезло ощущение присутствия рядом кого-то, пропал тактильный контакт наших рук, я, несколько раз моргнув, обнаружила себя в странном помещении. Одну!

Тут было много дверей. Одинаковых. Боясь совершить что-то опасное, я на цыпочках прошлась по периметру округлого зала, прислушиваясь возле каждой двери. За одними из них мне мерещились звуки разговора, за другими - странный лязг металла. Где-то испуганно кричала женщина, за многими была тишина. Неожиданно я уловила… музыку. Да, слишком ритмичным и тягучим было звучание… манящим, обволакивающим, зовущим. Звуки словно приникли в душу, вплелись в кровь, отчаянно призывая. Сама не заметила, как коснулась ручки двери, поворачивая ее. И… в один миг провалилась в темноту.

Испуганно вскочив с твердого пола, на который плюхнулась, первым делом оглянулась. За моей спиной виднелась темная неровная скала, на которой медленно таяли очертания двери. Сглупила!

- Аго, - я резко подпрыгнула, услышав позади мужской голос.

И сразу обернулась – пути назад в любом случае уже не было. Он! Колдун, а описание их в нашем мире знали все, стоял метрах в трех от меня. Освещение было тусклым, породив у меня ассоциацию с подземельем или пещерой. Но неподалеку от него пылал костер, подсвечивая мне мужской силуэт. Высокий, кожа казалась темной, поза расслабленной – он просто стоял и наблюдал за мной, а глаза… да, они отчетливо светились оранжевым.

«Ой…» - в испуге прижав руки к груди, замерла в ожидании его действий.

- Аго, - вновь прозвучал его голос, и рука поманила в направлении костра.

Осторожно шагнув вперед, бочком двинулась в указанном направлении, стараясь при этом к мужчине не приближаться. Его губы сверкнули улыбкой, явно отметив мои старания, после чего он отвернулся и спокойно присел к огню. Я пусть и медленно, но подошла к нему тоже, неуверенно присев на корточки по другую сторону. Мужчина наблюдал за мной. Я же страшилась смотреть на него, поэтому принялась озираться.

Мы однозначно находились в пещере. Она представляла собой большое свободное пространство в каменной породе, вероятно изначально возникшее естественным путем, которое впоследствии было дополнительно прорублено дальше. Часть темной внутренней стены носила следы воздействия каких-то инструментов. Высота потолка примерно метра три. Пол под ногами был скальной породой, довольно тщательно выровненной. Помимо пылавшего посередине костра (видимо, в потолке имелось отверстие для вытяжки, поскольку пламя вздымалось вверх ровными всполохами, да и воздух был свежим, солоноватым, словно морским), в дальнем от узкого входа углу я рассмотрела самодельное ложе из какого-то тюфяка и, кажется, шкур, у стены позади меня неряшливой кучей был навален какой-то скарб – рассмотреть детальнее возможности не было. Для девушки из развитого техногенного мира все окружающее казалось каменным веком, но другого я почему-то не ожидала. И ничем волшебным уж точно. А мужчина напротив меня, в единственном предмете одежды, коротких полушортах с высокими разрезами по бокам, казался дикарем, вполне органично вписывающийся в это место.

«Капец мне! - поежилась, нервно подмечая, что его блестящая, словно смазанная чем-то, кожа была испещрена множеством шрамов. - Как тут жить?»